фото диван бо-бокс

2017-09-25 07:56




Жениться в 20 лет - это как уйти с отличной вечеринки в 21:30


Случай редкого единомыслия - это когда душа праздника просит, а тело - продолжения банкета. (Юрий Татаркин)






Грибы, огурцы я солю, Капустку, морковку, селёдку. И всё остальное люблю, Чем можно закусывать водку!


Еще одна "религиозная" история. Произошла она несколько лет назад, когда в Москве и окрестностях кишмя кишили адепты различных религий и сект, вербующие себе сторонников где попадя и не попадя. Тот день начался для меня не очень удачно. Настроение было отвратительное. В институте меня отымел препод. Девчонка сообщила, что не сможет пойти на концерт, билеты на который "сожрали" остатки моих скромных финансов. В довершение всего, разъзвездяй-староста сообщил, что стипу нам следует от него ждать не раньше, чем через неделю. Одним словом, настроение мое вам понятно. Сижу в общаге и предаюсь мрачным раздумьям. Раздается стук в дверь. На пороге комнаты появляются два улыбчивых типа азиатской наружности и радостно сообщают, что будут счастливы пообщаться со мной о религии. Сообщив им, что я думаю об их религии вообще и о присутствующих здесь ее адептах в частности, согнав с их физиономий улыбки и немного успокоившись, я решил поехать в Москву. В электричке ко мне подсел еще один улыбчивый кренделек. Он принялся в лицах и красках расписывать, какой меня ждет успех, как только я вступлю в стройные ряды его секты. Этот типчик в богословии понимал еще меньше меня. К тому же я вел богословский диспут, активно пользуясь "методом Жванецкого", т.е. постоянно переходил от сути спора на личность оппонента. Я не успел рассказать ему и половины того, что хотел, как этот типчик вскочил с лавки и скрылся вдали. Следующим видом транспорта было метро. В нем едва ли не половину пассажиров составляли религиозноозабоченные. В обращении с этими "метровыми" ребятами у меня давно выработался рефлекс, узнав о котором собаки Павлова тихо бы удавились от зависти. Завидев характерную улыбочку жертвы тоталитарной психиатрии на переходе между станциями, я как правило ускорял шаг и делал морду "кирпичом". Обычно этого хватало. Если же какого-нибудь слишком рьяного агитатора это не останавливало, я огорошивал его каким-нибудь вопросом. Например, "Почем опиум для народа?" или "Как пройти в святую инквизицию?" Это действовало на всех. (Некоторые мои друзья обычно грязно матерились в ответ на вопросы агитаторов. Это, конечно, помогало, но я стесняюсь выражаться в общественных местах, поэтому их метод для меня неприемлем.) Благополучно избежав липких объятий "переходных" адептов, я вошел в вагон и забился в уголок. Но, как поется в песне, покой нам только снится. Парочка улыбчивых ублюдков тактически грамотно отрезала мне все пути к отступлению и весьма навязчиво предложила вступить-таки в их секту. Поняв, что так просто от них мне не отвязаться, я скопировал с их физиономий идиотскую улыбочку и заявил: - Зря стараетесь, ребята. Я из Аум Синрике! Оба они как-то странно побледнели. Блаженную улыбочку быстро заменила заискивающая. Часто кланяясь и желая мне и Аум Синрике всяческих успехов, парочка попятилась от меня, как от чумного и выскочила на ближайшей остановке. В раздумьях, что же их так напугало, я пребывал до вечера, пока не увидел выпуск новостей. Оказалось, что в Токийском метро адептами секты Аум Синрике произведена газовая атака. :-) з.ы. С тех пор фраза "Я из Аум Синрике" стала моей любимой отмазкой от "метровых" агитаторов.